Государственная корпорация

"Агентство по реструктуризации кредитных организаций"На главную


Агентство

Общая информация

Годовые отчеты

Аудиторские заключения

Законодательная база

Федеральные законы

Документы Правительства и ЦБ РФ

Документы Агентства

Проекты

Завершенные проекты

Оздоровление банков

Ликвидация

Гарантирование вкладов

Партнеры

Для кредиторов и инвесторов

Международные связи

Новости

СМИ об Агентстве

Выступления

АРКО



Выступления

Валерий Мирошников
Арбитражная практика № 9, декабрь 2001 г.

Антикризисное управление при реструктуризации кредитных организаций

В. А. Мирошников, заместитель Генерального директора ГК "АРКО"

Государственная корпорация “Агентство по реструктуризации кредитных организаций” (далее - Агентство) является специализированной государственной организацией, созданной для финансового оздоровления социально значимых банков и защиты интересов их кредиторов.

До июля 1999 г. реструктуризация банков осуществлялась на добровольной основе путем заключения соглашений с их акционерами. Со вступлением в силу 13.07.99 Федерального закона от 08.07.99 № 144-ФЗ “О реструктуризации кредитных организаций” (далее - Закон) начался второй этап деятельности Агентства - этап “принудительной реструктуризации банков”.

Закон определил критерии социально значимых банков, в реструктуризации которых Агентство может принять участие. Одновременно Агентству было разрешено продолжить осуществление ранее начатых “добровольных” проектов по реструктуризации.

С момента принятия Закона Банк России направил Агентству предложения о реструктуризации 9 банков. По результатам проведенного обследования под управление Агентства перешло 6 кредитных организаций. Всего же Агентство приняло участие в проектах, связанных с реструктуризацией и развитием 19 банков из 12 регионов России.

ФЗ “О реструктуризации кредитных организаций” тесно связан с нормами федеральных законов “О несостоятельности (банкротстве)” и “О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций”, на положения которых во многих случаях ссылается. При этом результаты деятельности Агентства по реструктуризации банков (финансовое оздоровление и ликвидационные процедуры) в рамках Закона подчас свидетельствуют о высокой эффективности его работы по сравнению с действиями уполномоченных госорганов, чье функционирование предусмотрено вышеназванными законами.

Сопоставляя федеральные законы “О реструктуризации кредитных организаций” и “О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций”, можно в обоих случаях говорить о так называемой досудебной санации банков, т. е. о мероприятиях по финансовому оздоровлению кредитных организаций до момента отзыва у них лицензий на осуществление банковских операций.

В соответствии с ФЗ “О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций” (глава III) в целях финансового оздоровления Банком России назначается временная администрация как специальный орган управления кредитной организацией. При этом срок, на который назначается временная администрация, ранее не мог превышать 18 месяцев (в ред. от 02.01.2000), теперь - в общей сложности 12 месяцев согласно ФЗ от 19.06.2001 № 86-ФЗ.

Агентство же в силу Закона осуществляет мероприятия по реструктуризации кредитной организации на основе плана реструктуризации, срок реализации которого установлен в три года с момента перехода кредитной организации под управление Агентства и может быть продлен не более чем на 12 месяцев по согласованию с Банком России, т. е. максимальный срок реструктуризации кредитной организации может быть 4 года.

Закон предоставляет Агентству право обращаться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными сделок, совершенных кредитной организацией в течение 3 лет до дня принятия Агентством решения о переходе кредитной организации под его управление, по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством РФ, либо в случае, если условия сделки, заключенной с аффилированным лицом, предусматривают получение последним значительного преимущества по сравнению с аналогичными сделками, заключенными в соответствии с существовавшими на момент заключения сделки обычаями делового оборота.

ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” ограничивает этот срок для конкурсного управляющего 6 месяцами. К слову, ФЗ “О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций” не так давно (изменения от 19.06.2001) установил для руководителя временной администрации трехлетний срок для признания недействительными сделок должника. Ранее этот срок также ограничивался 6 месяцами. К слову, ФЗ “О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций” не так давно (изменения от 19.06.201) установил для руководителя временной администрации трехлетний срок для признания недействительными сделок должника. Ранее этот срок также ограничивался 6 месяцами.

Вышесказанное дает возможность Агентству более эффективно осуществлять меры по возврату активов банка. Агентством проводится серьезная работа в этом направлении.

В настоящее время судами удовлетворены исковые заявления Агентства о признании недействительными сделок, совершенных, в частности АКБ “СБС-Агро”, на общую сумму 292,6 млн рублей. Из них во всех случаях арбитражные суды (в том числе по двум делам — Арбитражный суд г. Москвы) признали недействительными договоры уступки прав требования, заключенные АКБ “СБС-Агро” с АКБ “Золото-Платина-Банк”. На рассмотрении в судах, в том числе и в Арбитражном суде г. Москвы, находятся заявления Агентства о признании сделок кредитных организаций недействительными на общую сумму 724,4 млн руб.

Установленный для Агентства объем полномочий, а также более длительный срок позволяют в полной мере осуществить все необходимые и возможные мероприятия по реструктуризации кредитной организации.

Помимо полномочий по финансовому оздоровлению Законом (ст. 22) установлено право Агентства принимать решение о ликвидации кредитной организации, находящейся под управлением Агентства, если у него есть достаточные основания считать невозможным дальнейшее проведение мероприятий по финансовому оздоровлению кредитной организации. При этом обязанности по осуществлению ликвидации такой кредитной организации возлагаются на Агентство.

Агентство осуществляет функции ликвидатора кредитной организации. Если в процессе ликвидации установлено, что имущества кредитной организации недостаточно для исполнения ее обязательств перед всеми кредиторами, Агентство обязано обратиться в суд в соответствии с требованиями соответствующей главы ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”. В этом случае функции конкурсного управляющего возлагаются арбитражным судом на Агентство. Предоставление указанного права Агентству включает в себя элементы, присущие корпоративному ликвидатору.

Однако на практике до настоящего времени это право не было реализовано. Так, например, 10.06.2000 по предложению Агентства как основного акционера состоялось внеочередное собрание акционеров Кузбасспромбанка, на котором было принято решение о ликвидации банка под управлением Агентства. Оно было оспорено одним из акционеров банка и признано судом незаконным. Суд вышестоящей инстанции не согласился с данным решением и 04.12.2000 отменил его.

У Кузбасспромбанка 18.10.2000 была отозвана лицензия на осуществление банковских операций. После чего Агентство инициировало процедуру банкротства банка путем подачи в Арбитражный суд Кемеровской области заявления кредитора о признании банка несостоятельным (банкротом). Действовавший на указанную дату судебный акт об отмене решения общего собрания, состоявшегося 10.07.2000, не позволил Агентству в полной мере реализовать полномочия ликвидатора, предоставленные ему ст. 22 Закона.

Арбитражный суд Кемеровской области 24.01.2001 рассмотрел дело по существу, признал банк несостоятельным (банкротом) и открыл конкурсное производство. В настоящее время Агентство принимает участие в ликвидационных процедурах АКБ “Кузбасспромбанк” на основании договора, заключенного с конкурсным управляющим.

Исходя из анализа практики работы специалистов Агентства, занимающихся арбитражными спорами с момента вступления Закона в силу, основные вопросы, возникающие в ходе применения Закона, можно разделить на следующие группы.

Применение специальных норм, допускающих изъятия из общих правил

Законом Агентству предоставлены полномочия, которые ограничивают права акционеров, установленные ФЗ “Об акционерных обществах”. Например, самостоятельное (без участия акционеров) принятие решений об увеличении или уменьшении уставного капитала кредитной организации, находящейся под управлением Агентства. Возникали случаи, когда отдельные акционеры обращались в арбитражный суд, посчитав, что подобная процедура нарушает их права.

Так, ОАО “Воронежское конструкторское бюро антенно-фидерных устройств” (ВКБ АФУ) обратилось с иском к ГУ ЦБ РФ по Воронежской области о признании недействительными решений о регистрации выпуска ценных бумаг (акций) ОАО “Банк “Воронеж” с уменьшенной номинальной стоимостью и об аннулировании государственной регистрации ранее зарегистрированных выпусков ценных бумаг этого банка (уменьшение уставного капитала до величины собственных средств в соответствии со ст. 11 ФЗ “О реструктуризации кредитных организаций”).

Истец полагал, что указанные действия ГУ ЦБ РФ по Воронежской области противоречат законодательству. По его мнению, ст. 100, 101 ГК РФ и ст. 28, 29 ФЗ “Об акционерных обществах” не дают возможности Агентству увеличивать или уменьшать уставный капитал ОАО “Банк “Воронеж” без соответствующего решения собрания акционеров. Кроме того, истец считает, что его лишили имущества во внесудебном порядке, что противоречит ст. 34, 35 Конституции РФ.

Арбитражный суд Воронежской области в удовлетворении иска отказал, признав действия по уменьшению и увеличению уставного капитала банка соответствующими ст. 3, 6, 7, 10, 11 ФЗ “О реструктуризации кредитных организаций”, а также не противоречащими Конституции РФ, ГК РФ и ФЗ “Об акционерных обществах”. Решение ГУ ЦБ РФ по Воронежской области соответствует п. 8 ст. 4 ФЗ “О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)”.

Истец обратился с кассационной жалобой в Федеральный арбитражный суд Центрального округа, который по тем же основаниям оставил кассационную жалобу без удовлетворения.

Применение отдельных норм законодательства при утверждении мировых соглашений в рамках Закона

В соответствии с ФЗ “О реструктуризации кредитных организаций” (ст. 23) заключение мирового соглашения между кредиторами и банком, находящимся под управлением Агентства, служит одним из инструментов реструктуризации обязательств этого банка. В отношении 6 кредитных организаций были приняты объединением кредиторов и утверждены арбитражным судом мировые соглашения. К ним относятся такие кредитные организации, как ОАО “Банк Российский кредит”, АКБ “СБС-Агро”, ОАО “Дальрыббанк”, ОАО “Банк “Воронеж”, ОАО “Башпромбанк” и ЗАО “Амурпромстройбанк”.

Как показывает практика утверждения мировых соглашений между кредитной организацией и объединением ее кредиторов, основным возражением кредиторов - физических лиц по договорам банковского вклада и банковского счета против мирового соглашения, как правило, является то, что их требования должны быть удовлетворены банком-должником до заключения мирового соглашения в составе требований кредиторов первой очереди на основании п. 1 ст. 64 ГК РФ и ст. 49 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций”. По мнению суда, указанные нормы в данном случае неприменимы, поскольку регламентируют процедуру ликвидации кредитной организации, при осуществлении которой ст. 5 ФЗ а О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций” не допускается возможность заключения мирового соглашения между кредитной организацией и кредиторами.

К иным возражениям кредиторов — физических лиц против мирового соглашения относятся такие заявления, как; “насильственное”, по их мнению, вовлечение их в объединение кредиторов; неправильный подсчет голосов при голосовании на заседаниях объединения кредиторов, необходимость выдачи ими доверенностей на подписание мирового соглашения и подачу заявления в арбитражный суд на его утверждение представителю объединения кредиторов и т. д.

Практика применения судами соответствующих норм законодательства при рассмотрении дел об утверждении мировых соглашений, как правило, во всех случаях единообразна. Вместе с тем определением Арбитражного суда Приморского края от 09.11.2000 было отказано в утверждении мирового соглашения, заключенного между ОАО “Дальрыббанк” и объединением кредиторов. В качестве третьей стороны мировое соглашение было подписано Агентством.

Основные аргументы суда сводились к следующему. Как вытекает из определения суда, мировое соглашение не подлежит утверждению на основании ст. 125 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” в связи с неисполнением обязанности банка по погашению задолженности по требованиям кредиторов первой очереди.

В соответствии со ст. 64 ГК РФ при ликвидации банков, привлекающих средства граждан, в первую очередь удовлетворяются требования граждан, являющихся кредиторами банков. Суд посчитал, что правило ст. 106 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” не может быть применено в данном случае, поскольку не регулирует отношения, связанные с реструктуризацией банка, а регламентирует порядок удовлетворения требований кредиторов при банкротстве. Кроме того, суд отметил, что согласно п. 3 ст. 14 ФЗ “О реструктуризации кредитных организаций” при осуществлении мероприятий по реструктуризации кредитной организации Агентство удовлетворяет требования кредиторов в порядке и очередности, которые предусмотрены гражданским законодательством РФ.

Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа отменил определение арбитражного суда первой инстанции и утвердил мировое соглашение. При этом констатируется, что выводы суда первой инстанции сделаны с неправильным применением норм права, а также с неприменением надлежащих норм права.

В связи с утверждением арбитражными судами мировых соглашений между кредитными организациями и их кредиторами на практике возникали проблемы с прекращением исполнительного производства. Несмотря на установленное ФЗ “Об исполнительном производстве” (ст. 23) положение, согласно которому утверждение судом мирового соглашения является основанием для прекращения исполнительного производства, были случаи, когда суды отказывали в его прекращении.

Так, например, определением Арбитражного суда Воронежской области от 25.09.2000 утверждено мировое соглашение между ОАО “Банк “Воронеж”, объединением его кредиторов и ОАО МБ “Петр-Первый”, в котором определены сроки и другие условия исполнения обязательств ОАО “Банк “Воронеж”.

В связи с этим ОАО “Банк “Воронеж” обратилось в Арбитражный суд Воронежской области с заявлением о прекращении исполнительного производства от 07.10.99 № 6-1037 о взыскании с банка денежных средств в пользу ФГУП “Воронежское протезно-ортопедическое предприятие”. Последнее как взыскатель возражало против прекращения исполнительного производства.

Суд отказал банку в удовлетворении заявления о прекращении исполнительного производства, сославшись на то, что для этого нет правовых оснований. Свой вывод суд мотивировал следующим образом. Согласно ст. 23 ФЗ “Об исполнительном производстве” исполнительное производство прекращается в случае утверждения судом мирового соглашения между взыскателем и должником. По мнению суда, ни объединение кредиторов, ни ОАО МБ “Петр Первый” не являлись взыскателями или должниками по исполнительному производству.

Апелляционная инстанция оставила данное определение без изменения, полностью согласившись с доводами суда первой инстанции, хотя в силу ст. 23, 24 ФЗ “О реструктуризации кредитных организаций” именно объединение кредиторов представляет интересы всех кредиторов. Не принимая участия в голосовании по вопросу утверждения мирового соглашения, кредитор не перестает быть кредитором и участником объединения кредиторов.

ОАО “Банк “Воронеж” обратилось с кассационной жалобой в Федеральный арбитражный суд Центрального округа, который прекратил исполнительное производство в отношении банка, считая, что мировое соглашение было заключено на законных основаниях, т. е. в соответствии со ст. 23 ФЗ “О реструктуризации кредитных организаций”, ст. 106, 123 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” и может служить основанием для прекращения исполнительного производства.

Следует также отметить, что в судебной практике при принятии решений по исполнительному производству в отдельных случаях наблюдалось неправильное применение норм права судебными приставами-исполнителями. Суды же выработали, на наш взгляд, правильную позицию, в соответствии с которой несогласие отдельных вкладчиков с условиями мирового соглашения не является основанием для возобновления приостановленного сводного исполнительного производства, подлежащего прекращению.

Например, по заявлению судебного пристава-исполнителя подразделения судебных приставов (далее - ПСП) Центрального района г. Воронежа определением Центрального районного суда г. Воронежа было возобновлено сводное исполнительное производство № 717 о взыскании суммы вкладов и процентов с ОАО “Банк “Воронеж”, находящегося под управлением Агентства.

Основаниями возобновления указанного исполнительного производства, по мнению суда, послужили окончание действия моратория в связи с утверждением Арбитражным судом Воронежской области мирового соглашения между банком и его кредиторами, а также тот факт, что не все вкладчики были согласны с условиями мирового соглашения.

По заявлению банка определение Центрального районного суда г. Воронежа было опротестовано прокурором Воронежской области. Президиум Воронежского областного суда удовлетворил 05.03.2001 протест прокурора, отменив определение Центрального районного суда г. Воронежа о возобновлении сводного исполнительного производства по следующим основаниям.

Мораторий на удовлетворение требований кредиторов ОАО “Банк “Воронеж” был введен в соответствии со ст. 13 ФЗ “О реструктуризации кредитных организаций” и мог быть отменен досрочно согласно данной статье только Агентством. Было установлено, что на основании ст. 13 указанного Закона мораторий был продлен Агентством на шесть месяцев до 28.07.2001. Данная норма является специальной по отношению к ст. 124 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, согласно которой заключение мирового соглашения служит основанием для прекращения моратория на удовлетворение требований кредиторов.

Решение о заключении мирового соглашения было принято объединением кредиторов банка с соблюдением ст. 23 ФЗ “О реструктуризации кредитных организаций”, т. е. большинством голосов от общего числа кредиторов. Согласно ст. 120 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” утвержденное арбитражным судом мировое соглашение является обязательным для его участников.

Таким образом, ранее вынесенное Центральным районным судом г. Воронежа определение о приостановлении сводного исполнительного производства в связи с введением моратория на удовлетворение требований кредиторов ОАО “Банк “Воронеж” осталось в силе.

Центральный районный суд г. Воронежа с учетом позиции Президиума Воронежского областного суда 22.03.2001 прекратил сводное исполнительное производство по заявлению банка в связи с утверждением Арбитражным судом Воронежской области мирового соглашения между банком и его кредиторами.

Судебная практика показывает, что проведение Агентством мероприятий по реструктуризации кредитных организаций в рамках полномочий, предоставленных ему Законом, осуществляется в соответствии с действующим законодательством и является весьма действенным.

Конституционный Суд РФ принял Постановление от 03.07.2001 № 10-П “По делу о проверке конституционности отдельных положений подпункта 3 пункта 2 статьи 13 ФЗ “О реструктуризации кредитных организаций” и пунктов 1 и 2 статьи 26 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций” в связи с жалобами граждан”.

Указанное Постановление затрагивает деятельность Агентства в части введения в кредитных организациях, находящихся под его управлением, моратория на удовлетворение требований кредиторов. Из Постановления следует, что такая мера, как мораторий на удовлетворение требований кредиторов кредитной организации по ее обязательствам, возникшим до момента перехода кредитной организации под управление Агентства, не противоречит Конституции РФ.

Вместе с тем подп. 3 п. 2 ст. 13 ФЗ “О реструктуризации кредитных организаций” признан не соответствующим Конституции, но только в той мере, в какой он лишает граждан-вкладчиков возможности обжаловать в судебном порядке факт введения моратория из-за отсутствия указания в Законе субъекта, который был бы уполномочен его вводить. Кроме того, признано не соответствующим Конституции РФ положение, согласно которому Агентство могло продлить срок действия моратория.

Таким образом, признан неконституционным не сам мораторий, а механизм его введения. С юридической точки зрения указанное Постановление не влечет для банков дополнительных судебных рисков, поскольку на дату оглашения Постановления были утверждены арбитражными судами мировые соглашения банков с их кредиторами, никак не связанные с мораторием. Однако полностью исключить возможность предъявления исков некоторыми группами вкладчиков было бы неправильным.

К сожалению, Конституционный Суд РФ не установил, как определяется юридическая сила решений, принятых судами в результате применения подп. 3 п. 2 ст. 13 ФЗ “О реструктуризации кредитных организаций”, а указал лишь, что дела граждан, подавших жалобы, подлежат разрешению в установленном законом порядке.

В соответствии с п.1 ст. 32 Закона при проведении мероприятий по реструктуризации кредитных организаций Агентство вправе осуществлять финансирование под уступку прав требования к кредитным организациям и к их заемщикам.

После принятия АКБ “СБС-Агро” под свое управление Агентство приступило к реализации программ по приобретению у физических лиц - кредиторов АКБ “СБС-Агро” прав требования к банку, вытекающих из договоров банковского вклада и банковского счета. Целью проведения Агентством упомянутых программ являлось снижение социальной напряженности среди вкладчиков банка, реструктуризация обязательств банка, в том числе путем уменьшения общего числа кредиторов, и обеспечение реальной возможности для подготовки предложений об условиях мирового соглашения с кредиторами банка. Реализация указанных программ позволила сократить общее число вкладчиков банка более чем на 95 процентов.

На сегодняшний момент можно констатировать высокую эффективность ФЗ “О реструктуризации кредитных организаций” в отношении защиты как вкладчиков, так и экономических интересов государства. Благодаря его действию кредиторы проблемных банков - частные вкладчики, юридические лица, бюджеты всех уровней смогли решить свои проблемы. За прошедшие два года со дня вступления в силу Закона главным результатом его применения является возврат средств более чем полутора миллионам граждан.

все выступления все выступления наверх наверх






География работы  ГЕОГРАФИЯ РАБОТЫ   Вопросы и ответы  ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ   Обновленные разделы  ОБНОВЛЕННЫЕ РАЗДЕЛЫ   Карта сайта  КАРТА САЙТА   Реквизиты агентства  РЕКВИЗИТЫ АГЕНТСТВА


АГЕНТСТВО | ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ БАЗА | ПРОЕКТЫ | ПАРТНЕРЫ | ДЛЯ КРЕДИТОРОВ | ДЛЯ ИНВЕСТОРОВ | МЕЖДУНАРОДНЫЕ СВЯЗИ