Государственная корпорация

"Агентство по реструктуризации кредитных организаций"На главную


Агентство

Общая информация

Годовые отчеты

Аудиторские заключения

Законодательная база

Федеральные законы

Документы Правительства и ЦБ РФ

Документы Агентства

Проекты

Завершенные проекты

Оздоровление банков

Ликвидация

Гарантирование вкладов

Партнеры

Для кредиторов и инвесторов

Международные связи

Новости

СМИ об Агентстве

Выступления

АРКО



Выступления

Александр Турбанов

АЛЕКСАНДР ТУРБАНОВ: БАНК ДОЛЖЕН ВИДЕТЬ ЛИЦО ЗАЕМЩИКА

Русский фокус № 24, 24-30 сентября 2001 года

 

Банковскую систему России ждут большие перемены. Практически утверждена концепция ее реформирования, в ближайшее время начнется обсуждение законопроекта о формировании системы гарантирования вкладов. О современном состоянии российской банковской системы и путях ее укрепления рассказал редактору отдела "Инвестор” Валерию Вайсбергу генеральный директор Агентства по реструктуризации кредитных организаций Александр Турбанов.

- АРКО существует уже более двух с половиной лет. Каковы результаты работы агентства на сегодняшний день?

- Мы можем говорить о том, что уже вышли на заключительный этап работы: восстановленные нами банки продаются частным инвесторам. Всего у нас было 15 проектов, которые охватывали 21 банк в 12 регионах России. На настоящий момент восемь банков ушли из-под нашей опеки.

Пять банков мы продали в первом полугодии этого года, недавно почти полностью реализовали свой пакет в шестом. Еще один банк (“Кемерово”) был присоединен к Кузбассугольбанку, акции которого в последующем были проданы. Восьмой банк - Россельхозбанк - создавался АРКО как инструмент реструктуризации “СбС-АГРО”. После решения определенного круга задач его акции были переданы Российскому фонду федерального имущества.

До конца года мы намерены реализовать еще три банка. В следующем году планируем завершить оставшиеся проекты, за исключением реструктуризации банков “СбС-АГРО” и “Российский кредит”.

- АРКО пришлось иметь дело с довольно большим спектром банков. Есть ли между ними какое-либо сходство?

- Безусловно, у банков, переданных в наше управление, были общие признаки. Все они на момент передачи находились в состоянии неплатежеспособности. На балансе этих банков по существу оставались лишь проблемные активы, а капитал у большинства из них был отрицательным.

- Бизнес этих банков изменился по результатам работы АРКО?

- Большинство банков, с которыми мы работали, - региональные, ориентировавшиеся на работу с реальным сектором экономики. Поэтому агентство кардинально не стало менять основное направление их бизнеса. Те средства, которые выделялись нами на их восстановление, вкладывались в экономику конкретных регионов. Но одновременно с этим АРКО стремилось повысить качество кредитной работы, внедрить новые стандарты оценки рисков и заемщиков. За время нахождения этих банков под нашим управлением не было ни одного случая невозврата кредита.

- По данным Центробанка, в России сейчас нет банков, которые могли бы быть переданы под управление АРКО. Что, состояние отечественной банковской системы настолько улучшилось за последние годы или критерии оценки выбраны слишком мягкие?

- Состояние банковской системы, безусловно, улучшилось. Острая фаза кризиса преодолена, и сейчас остается только устранять его последствия. Действительно, под критерии, обозначенные в законе о реструктуризации кредитных организаций, сейчас не подпадает ни один банк. Это вполне естественно, потому что критерии были рассчитаны применительно к системному кризису.

Законодатель дал нам “острый” инструментарий, с помощью которого удавалось вытаскивать банки из тех ям, куда они попали. Его применение было оправданно именно в условиях кризиса. Сейчас, когда состояние банковской системы стабилизировалось, использовать принудительные механизмы - а закон о реструктуризации построен именно на них - нет необходимости.

- А надежность банковской системы повысилась?

- Улучшение состояния банковской системы выражается прежде всего в повышении надежности. Мы можем судить об этом и по увеличению капитала банков, и по улучшению качества их активов. Одну из основных функций - осуществление расчетов и проведение платежей - банковская система сейчас выполняет.

Другая - кредитование - выполняется не в полном объеме по целому ряду причин. Во-первых, сама банковская система недостаточно капитализирована. Во-вторых, в реальном секторе экономики не так много прозрачных предприятий, которые могут стать надежными заемщиками. И в-третьих, в законодательстве недостаточно разработаны механизмы, позволяющие обеспечивать возвратность кредитов.

Если эти проблемы не будут решены, реформа банковской системы не сможет внести свой заметный вклад в модернизацию национальной экономики.

- В 2001 г. в нашей стране активизировался процесс консолидации банковского капитала. Означает ли это, что российские банки стали привлекательны для инвесторов?

- В отличие от многих стран, в банковской системе России сейчас практически не происходит слияний. У нас бывают факты присоединений, когда небольшой банк теряет самостоятельность и становится филиалом более крупного. Этот процесс точнее было бы назвать поглощением. По нашим оценкам, таких сделок до кризиса было больше, чем сейчас.

К сожалению, пока мы не можем характеризовать нашу банковскую систему как достаточно крепкую. Нет надежных механизмов, обеспечивающих возвратность кредитов, являющихся стержнем банковского бизнеса. В такой ситуации инвесторы, как российские, так и иностранные, не рвутся стать акционерами банков. Это одна из причин того, почему так сложно решается вопрос капитализации банковского сектора.

Обоснованно говорят о повышении прозрачности банковской системы, переходе для этого на международные стандарты учета и отчетности. Это правильно. Но не менее актуальным для России являются повышение прозрачности реального сектора экономики и его переход на международные стандарты учета. Банк должен видеть лицо того, кому он дает кредиты.

- Что вы можете сказать в этой связи о реформе банковской системы?

- Я думаю, что стратегия реформирования банковской системы, разработанная Центробанком и поддержанная правительством, создаст базу, которая определит дальнейшее развитие банковской системы. Основные ориентиры в этом документе, мне кажется, обозначены правильно. Насколько я понимаю, главные разногласия касались того, сколько уровней должно быть в банковской системе, и того, какими средствами нужно решать проблему ее капитализации. Могу сказать, что дискуссия по поводу количества уровней мне кажется несколько надуманной.

Оппоненты ЦБ говорят, что де-факто банковская система России уже состоит из нескольких уровней. Действительно, на втором уровне у нас представлены очень разные кредитные организации. Но уровни банковской системы определяются прежде всего по функциональным признакам. На самом деле здесь таится другая проблема. В банковской системе слишком много карликовых организаций, по существу не являющихся банками. У нас кредитных организаций с капиталом до 1 млн евро почти 40%. Как правило, они выполняют лишь ограниченный круг операций, не имея финансовой основы для работы с массовым клиентом. Поэтому сфера их деятельности и размер принимаемых рисков должны быть адекватными, а сами структуры юридически квалифицироваться как небанковские кредитные организации.

С другой стороны, мы можем сколько угодно говорить, что Сбербанк имеет равные права со всеми остальными банками, но он все равно по своей сущности еще долго не будет равен другим кредитным организациям, за исключением, может быть, Внешторгбанка. Так исторически сложилось, но эти диспропорции нужно устранять экономическими методами. Дробление Сбербанка было бы уничтожением нормально функционирующей системы. Нужно не Сбербанк опускать до тех банков, которые до него не доросли, а поднимать другие банки на его высоту.

Здесь может использоваться весь комплекс мер: и экономические, и законодательные, и административные. Когда дискуссия вокруг предложений господина Мамута иной раз принимала истерический характер, его начинали обвинять в том, что он пытается решить сложнейшие экономические проблемы административным путем. У меня лично это вызывало недоумение. Для решения таких проблем необходимо задействовать весь возможный комплекс мер, включая и административные. В частности, банковский надзор представляет собой административные требования к банкам, выраженные экономическим языком.

- Возвратимся к вопросу о том, что банковская система сегодня непривлекательна для инвесторов. Что будет двигать банковскую реформу, где источник капиталов для банков?

- Безусловно, существуют разные источники, в первую очередь - это прибыль самих банков. Понятно, что, рассчитывая только на свою прибыль, они будут капитализироваться до нормальных размеров несколько десятилетий. Поэтому нужно использовать и другие источники.

Государство вряд ли сможет за счет бюджетных средств участвовать в капиталах банков, потому что проблемы государственного бюджета всем известны. К тому же, как показывает опыт, государство не всегда оказывается самым лучшим и эффективным собственником. Но это не означает, что оно должно устраниться от решения проблемы рекапитализации банковского сектора.

Например, путем изменения системы налогообложения государство молю бы, во-первых, изымать меньше средств из банковской системы, во-вторых, установить режим наибольшего благоприятствования для тех, кто инвестирует в нее свои средства. Например, могло было на ближайшие несколько лет дать инвесторам право отнесения на расходы, учитываемые в целях налогообложения, 50% затрат на приобретение долей участия при увеличении уставных капиталов банков.

- А как вы относитесь к постепенной либерализации рынка банковских услуг, проникновению иностранных банков на российский рынок?

- Я считаю, что приход иностранного капитала в банковскую систему можно и нужно рассматривать как позитивный фактор. Ряд известных зарубежных банков уже представлен на российском рынке своими дочерними банками, но они не проявляют большой активности в работе ни с населением, ни с экономикой по тем же причинам, что и российские банки. К сожалению, сейчас объем иностранного капитала в российской банковской системе очень и очень мал. Нет никаких оснований считать, что они рвутся к нам в Россию.

- В настоящее время рассматривается вопрос о создании корпоративного ликвидатора, возможно, на базе АРКО. Зачем это делается?

- Сейчас в России ликвидацией занимаются арбитражные управляющие. Это физические лица - предприниматели, назначаемые арбитражным судом и ему же подотчетные. Этот институт - не изобретение российского законодателя, но на нашей почве, мне кажется, он не прижился. Арбитражные управляющие оказались в достаточной степени подвержены воздействию различных заинтересованных сторон. Судебная система тоже только приучается работать в рыночных условиях, и эффективный судебный контроль за работой управляющих еще не налажен. В результате за время конкурсного производства активы банка либо утрачиваются, либо очень сильно теряют в стоимости. Его клиенты получают слабое утешение в виде явно недостаточного возмещения.

Я, естественно, не могу сказать, что появление корпоративного ликвидатора - юридического лица автоматически гарантирует независимость, но возможностей у него будет больше. Корпоративный ликвидатор может организовать процедуры конкурсного производства с меньшими расходами, чем индивидуальный предприниматель. Зачастую он сможет консолидировать активы проблемных банков, с тем чтобы повысить их стоимость. АРКО уже имеет определенный опыт в этой области, и мы убедились, что деятельность корпоративного ликвидатора более эффективна.

- Подразумевается, что корпоративный ликвидатор будет существовать в единственном числе и действовать от имени государства?

- Этот вопрос должен решить законодатель. Он может позволить физическим лицам - предпринимателям работать в качестве управлявших и предусмотреть создание института корпоративных ликвидаторов.

Можно отказаться от института физических лиц - предпринимателей и оставить лишь корпоративных ликвидаторов, но во множественном числе. И, наконец, есть вариант введения единственного корпоративного ликвидатора, который будет действовать от имени государства. Но я сейчас воздержался бы от выражения каких-либо предпочтений. Нужно начать публичную дискуссию, в результате которой может быть выработан оптимальный вариант.

- А на каких принципах будет строиться система гарантирования вкладов?

- Прежде всего закладывается принцип обязательного участия в системе гарантирования вкладов для всех банков, которые работают с населением. Второй принцип - самофинансирование системы. Резерв, необходимый для выплат вкладчикам, будет формироваться за счет отчислений самих банков. Но здесь нужно сделать важную оговорку: на первоначальном этапе формирования резервного фонда без участия государства не обойтись. Наша банковская система не настолько богата и капитализирована, чтобы сразу выделить необходимые ресурсы. Средства на эти цели есть у нашего агентства. Это те средства, которые мы выделили в проекты реструктуризации и которые сейчас начинают возвращаться.

все выступления все выступления наверх наверх






География работы  ГЕОГРАФИЯ РАБОТЫ   Вопросы и ответы  ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ   Обновленные разделы  ОБНОВЛЕННЫЕ РАЗДЕЛЫ   Карта сайта  КАРТА САЙТА   Реквизиты агентства  РЕКВИЗИТЫ АГЕНТСТВА


АГЕНТСТВО | ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ БАЗА | ПРОЕКТЫ | ПАРТНЕРЫ | ДЛЯ КРЕДИТОРОВ И ИНВЕСТОРОВ | МЕЖДУНАРОДНЫЕ СВЯЗИ